ОСН "За Родину"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ОСН "За Родину" » Библиотека » Как пытали...


Как пытали...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Охота за базой террористок-камикадзе в Чечне привела бойцов элитного подразделения российского спецназа в небольшое удаленное село. Перед рассветом они окружили скромный дом, двигаясь бесшумно, чтобы застать «добычу» врасплох. Когда был отдан приказ о штурме одноэтажного строения, десятки вооруженных до зубов людей в масках и камуфляже без знаков различия — чтобы их нельзя было опознать — без труда одолели находившихся внутри трех женщин. Задержанных отвезли на военную базу.

Операция была проведена после получения агентурных данных о том, что старшая из женщин — ей было за сорок — готовит террористок-смертниц; в Чечне полным ходом шла жестокая война между исламскими радикалами и российскими войсками. Две другие захваченные женщины были ее очередными «курсантками». Одной из них едва исполнилось 15.

«Поначалу старшая отрицала все, — рассказал на прошлой неделе высокопоставленный офицер-спецназовец. — Но мы как следует с ней поработали, применили электрошок. Она дала нам ценную информацию. Закончив, мы пустили ей пулю в затылок. Затем мы отнесли труп в поле и избавились от него. Один артиллерийский снаряд мы положили ей между ног, другой — на грудь, добавили несколько 200-граммовых тротиловых шашек и взорвали все это. Ее разнесло на мелкие клочки. Штука здесь в том, чтобы от тела ничего не осталось. Нет трупа — нет улик, и нет проблем». Этот метод называется «распылением».

Молодых учениц забрало другое подразделение для дальнейших допросов; после этого их тоже застрелили.

Это — один из эпизодов, о которых рассказали корреспонденту Sunday Times два офицера спецназа, десять лет сражавшиеся с боевиками в Чечне. Их рассказы — первые свидетельства такого рода, ставшие достоянием иностранных журналистов — изобилуют ошеломляющими подробностями о действиях тайных российских «эскадронов смерти» в ходе одного из самых жестоких вооруженных конфликтов со времен Второй мировой войны.

По словам наших собеседников, — они имеют боевые награды и побывали в 40 с лишним боевых командировках в Чечне — систематически выслеживались, похищались, подвергались пыткам и уничтожались не только лица, подозреваемые в участии в мятеже, но и их близкие. Разведданные зачастую добывались за счет истязаний — задержанным ломали конечности кувалдой, пытали током, вынуждали мужчин совершать друг с другом половой акт. Трупы затем хоронили, не оставляя никакого знака над могилой, или «распыляли».

Подобные вещи творили не отдельные жестокие «отморозки»; эти методы, по словам наших собеседников, широко применялись подразделениями спецназа. Они пользовались поддержкой командования с оговоркой, что все должно делаться втайне, а офицеры, которых поймают с поличным, будут отданы под трибунал: официально Москва осуждает применение пыток и бессудные расправы, и отрицает, что в Чечне российская армия совершала военные преступления.

На практике, рассказывают спецназовцы Андрей и Владимир, Кремль закрывал глаза на происходящее. «Все представители власти, проявлявшие хоть какой-то интерес к этой войне, знали, что творится, — поясняет Андрей. — Нашей единственной целью было уничтожение террористов».

Оба офицера гордятся тем, что внесли свой вклад в «успешное» сдерживание террористической угрозы частями спецназа. Однако они беседовали с нами на условиях анонимности.

Андрей, получивший на войне тяжелое ранение, утверждает, что принимал участие в ликвидации как минимум 10 предполагаемых террористок-самоубийц. Кроме того, как-то раз он приказал связать пойманную женщину-снайпера и раздавить ее танком. Он также участвовал в одной из самых жестоких акций возмездия, проведенных федеральными силами. В 2002 г., в ответ на убийство двух офицеров ФСБ и двух солдат из российского аналога нашего спецподразделения SAS, спецназовцы выследили и уничтожили до 200 чеченцев, подозревавшихся в причастности к этим нападениям.

В ходе другой операции подразделение, которым командовал Андрей, обнаружило десятки раненых боевиков в подвале, где был оборудован полевой госпиталь. За некоторыми ухаживали родственницы. «Наименее «тяжелых» боевиков, которых можно было допросить, увезли. Оставшихся мы застрелили, и некоторых женщин тоже, — вспоминает он. — С террористами только так и можно».

После первой чеченской войны 1994-6 гг., не увенчавшейся решительным исходом, российский лидер Владимир Путин в 1999 г. вновь направил в республику войска и задал тон своим обещанием «мочить боевиков везде, где найдем, хоть в сортире». Считается, что к апрелю нынешнего года, когда Кремль объявил войну завершенной, ее жертвами стали более 100000 чеченцев. Столица республики Грозный была разрушена практически до основания. Жесткость Путина принесла ему огромную популярность внутри страны.

В ходе конфликта обе стороны совершали леденящие кровь акты жестокости. Мятежники, пытавшиеся создать в Чечне исламское государство, часто обезглавливали российских пленных. На одной из сделанных боевиками видеозаписей они отрезают своей жертве — русскому — конечности бензопилой.

Во время конфликта чеченские террористы-камикадзе устроили взрывы в московском метро и на рок-концерте. В 2002 г. банда, в состав которой входило 18 смертниц, захватила более 800 человек в одном из московских театров; 129 заложников погибли на третий день осады, когда российские спецслужбы закачали в здание ядовитый газ.

Самой жестокой акцией мятежников стал захват сотен школьников и их родных в Беслане в 2004 г. Трехдневная осада школы завершилась гибелью 334 заложников; более половины из них составляли дети.

Именно в этой накаленной атмосфере действовали «эскадроны смерти». Андрей вспоминает: однажды у задержанного подозреваемого его солдаты нашли несколько видеозаписей пыток русских заложников. На одной пленке этот боевик, смеясь, наблюдал, как его товарищи сначала насилуют двенадцатилетнюю девочку, а затем приставляют ей к руке пистолет и отстреливают три пальца. «Увидев это, мы пришли в дикую ярость», — рассказывает Андрей. Он начал избивать подозреваемого: «Тот упал. Я приказал ему подняться, но он не мог — руки были скованы наручниками. Я приказал снять наручники, но замок заело. Я разозлился еще больше и велел сержанту снять их любым способом. Тот взял топор и отрубил ему кисти. Задержанный вопил от боли. Стало ясно, что продолжать допрос уже бесполезно, и я пустил ему пулю в голову».

По словам Андрея, он воспринимал своих противников не как живых людей, а как тараканов, которых надо давить. Он говорит, что не раскаивается в содеянном, но и не потакал тем своим подчиненным, что похвалялись собственной жестокостью. «У меня возникла проблема с одними из моих ребят — он коллекционировал уши, отрезанные у задержанных. Целое ожерелье из них сделал, и всерьез собирался забрать его домой. Такие поступки мне не нравились».

После того, как Москва начала активнее привлекать к боевым действиям чеченские спецподразделения, состоящие из бывших мятежников, перешедших на сторону федералов, жесткость конфликта не уменьшилась. Этих ополченцев — ими командует прокремлевски настроенный президент республики Рамзан Кадыров — также обвиняют в похищениях, пытках и убийствах подозреваемых.

Владимир рассказывает, что в 2005 г. он создал «эскадрон смерти»; его люди выследили, подвергли пыткам и казнили не менее 16 человек, причастных к бандформированиям. Чтобы обеспечить себе и своим людям алиби, командир подразделения вносил в журнал боевых действий выдуманную операцию в каком-нибудь из отдаленных районов Чечни. «Мы врывались в дом, хватали подозреваемого и исчезали. Задержанным заклеивали рот скотчем и надевали наручники. Когда нам оказывали сопротивление, мы открывали по подозреваемому огонь на поражение. Если же в перестрелке погибал кто-то из посторонних, мы подкладывали убитому оружие».

Владимир и его люди называли свою добычу «зайчиками» — обычно этим ласковым словом называют возлюбленных. «В этой работе принимали участие очень немногие из моих людей — самые доверенные. Некоторые из похищенных оказывались «крепкими орешками», но в конце концов любой заговорит, если с ним правильно поработать. Мы применяли несколько методов. Иногда избивали их до полусмерти кулаками и дубинками. Очень эффективен «рояль» — надо размозжить задержанному молотком один палец за другим. Это грязная и трудная работа. Только нелюди могут получать от нее удовольствие, но это единственный способ заставить этих подонков заговорить».

Иногда задержанным разбивали кувалдой коленные чашечки; боевиков заставляли совершать друг с другом половой акт. Порой это снимали на пленку и для устрашения распространяли среди вражеских бойцов. «Чтобы заниматься этим делом, нужны особые люди — с очень сильным характером, — говорит Владимир. — Эту работу всегда выполняли только добровольцы. Было бы неправильно приказывать подчиненным пытать людей. Это может оказать на человека тяжелейшее моральное и психологическое воздействие».

Андрей добавляет: «Главное — делать эту работу профессионально, не оставлять улик, по которым можно было бы на нас выйти. Наши начальники знали об этих методах, но мы четко понимали — необходимо заметать следы. Если тебя поймают, сухим из воды не выйдешь.

Мы не убийцы. Мы — офицеры, воюющие с жестокими террористами, которые не останавливаются ни перед чем — даже перед убийством детей. Это звери — их можно только уничтожать. На такой войне нет места всяким юридическим нюансам. Только тот, кто там побывал, может по-настоящему нам понять. Я ни о чем не жалею. Моя совесть чиста».

Этапы жестокой войны:

Декабрь 1994 г. — российские войска вводятся в Чечню, чтобы подавить движение за независимость.

Ноябрь 1996 г. — заключено перемирие, российские части покидают республику.

Сентябрь 1999 г. — взрывы живых домов в Москве, погибает около 300 человек. В этих терактах обвиняют чеченских мятежников. Путин вновь направляет войска в Чечню.

Февраль 2000 г. — российские войска взяли Грозный

Октябрь 2002 г. — захват заложников в московском театре. При их освобождении погибает не менее 33 террористов и 129 заложников

Май 2004 г. — промосковский президент Чечни Ахмад Кадыров погибает от взрыва фугаса.

Сентябрь 2004 г. — захват заложников в бесланской школе. Погибает почти 400 человек.

Июль 2006 г. — российские спецслужбы ликвидируют лидера мятежников Шамиля Басаева.

Апрель 2009 г. — Кремль объявляет об окончании войны в Чечне

© Марк Франкетти, «The Times» (Великобритания) Перевод: Иносми.ру

Взято с http://nnm.ru/blogs/ibuprofen/kak_pytali/

2

Кстати у афтара не только хороший слух ,но не обошлось и без великолепной фантазии.

3

Да, попахивает каким-то Кавказ Центром, там таких историй целая куча типа "геноцид чеченского народа".

4

кавказ-центр вроде как уже давно прикрыли.

© Марк Франкетти, «The Times» (Великобритания) Перевод: Иносми.ру
Англичане всегда любили наших в Чечне говнецом подмазать, пока их трём корреспондентам бошки не посрезали те же чичи.  ^^

5

Да у них в Лондоне половина амиров регулярно отлеживается, тот же Березовский уебок тоже там. Чечней хотят любую дырку заткнуть в своей внешней политике по отношению к России.

6

«Худший враг любой пропаганды - интеллектуализм».
«Мы добиваемся не правды, а эффекта».
«Чтобы в ложь поверили, она должна быть ужасающей»
Методы Йозефа Геббельса в действии.

7

Они плохие, а мы хорошие... они нам голвые режут, а мы их ловим и отправляем в милицию, что бы Суд вынес им приговор ;) Ага...

8

C.Nuke написал(а):

Они плохие, а мы хорошие...

На войне нет хороших и плохих, есть только живые и мертвые. Убей, или убьют тебя. Только так надо рассуждать и гуманизм здесь нахуй ни всрался.

9

И я про это. Еще небось и огнеметами жгли :)


Вы здесь » ОСН "За Родину" » Библиотека » Как пытали...