ОСН "За Родину"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ОСН "За Родину" » Реконструкция и Моделирование » Собирательный образ отечественного спецназа


Собирательный образ отечественного спецназа

Сообщений 1 страница 20 из 439

1

Отряд "За Родину" моделирует собирательный образотечественного спецназа.(Если кто забыл)
Выкладываем фото,общаемся на эту тему.

Отредактировано SHAITAN (15-04-2008 22:41:02)

2

Начинаем одеваться на моделирование:

http://photofile.ru/photo/saimon137/3240636/large/97251452.jpg

3

Начинаем одеваться на моделирование по Афгану:

4

5

5

6

6

7

7

8

8

9

9

11

10

12

11

13

12

14

13

Каскад. Спецназ госбезопасности приобретал боевой опыт в Афганистане

Это было 20 лет назад, летом 1980 г. СССР, стараясь помочь правящему режиму Демократической Республики Афганистан, все больше втягивался в войну, которой не было видно конца.
Тогда, к середине 80-го, потерпев ряд крупных поражений, противники кабульского правительства перешли к тактике партизанской войны. Акцент был сделан на действия небольших (до 20-30 человек) мобильных бандформирований, основной задачей которых стало активное противодействие созданию и укреплению официальных органов власти на местах, проведение диверсионно-террористических акций против проправительственных войск и подразделений Советской армии, создание альтернативных органов управления на контролируемых ими территориях.
11 июля 1980 г. председатель КГБ СССР подписал шифртелеграмму о направлении в Афганистан инициативной группы. состоящей в основном из слушателей Курсов усовершенствования оперативного состава (77 человек) госбезопасности. Неделю спустя вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР №615-200 о создании отряда особого назначения "Каскад", которому предписывалось передислоцироваться из центра подготовки в Балашихе и начать свою деятельность в Афганистане к 15 августа 1980 г., а 22 июля 1980 г. Юрий Андропов завизировал приказ №00100, регламентирующий все вопросы, связанные с деятельностью отряда "Каскад" в Афганистане.
Одна из формулировок, практически повторяющаяся во всех указанных документах, гласила: "Для оказания практической помощи афганским друзьям в организации борьбы с бандформированиями и контрреволюционным подпольем в г. Кабул направляется военно-транспортной авиацией МО СССР в краткосрочную командировку сроком до 6 месяцев передовая группа отряда особого назначения КГБ СССР численностью до 130 человек, комплектуемая сотрудниками территориальных органов (спецрезерв КГБ Украины, Казахстана, Узбекистана, Управления КГБ по Краснодарскому краю), управления "С" ПГУ и спецкурсов ВКШ КГБ СССР им. Дзержинского Ф. Э.".
Но жизнь и обстановка в Афганистане внесли свои коррективы.
Не 77 куосовцев и не 150 спецрезервистов, а около тысячи человек вошли в спецподразделение "Каскад", в его первый отряд; который возглавил полковник, а впоследствии генерал-майор Александр Лазаренко, настоящий мастер уникальных специальных операций и решения сложных тактических задач разведки. Его также отличало огромное чувство личной ответственности, высокая трудоспособность, умение ладить с людьми и дорожить ими.
Благодаря именно Лазаренко "Каскад" вскоре прославился в Афганистане. Сотрудников же этого подразделения назвали "каскадерами". Аналогия с известной профессией прослеживается: работа с высокой степенью риска, профессиональное мастерство, выдержка, надежность, смелость.

Вдали от родины
Команды отряда дислоцировались в восьми крупнейших территориально-административных центрах Афганистана, удаленных от Кабула от 200 (Кандагар, Газни, Джелалабад) до 500-1000 км (Герат, Файзабад). В отдельные периоды до 70% территорий, находящихся в зонах ответственности конкретных команд "Каскада", были под контролем противника. Таким образом, только высокая дисциплина, строгое выполнение указаний руководства отряда, поддержание постоянной надежной связи с главным штабом в Кабуле являлись непременными составляющими успеха его деятельности.
Вот основные задачи "Каскада", которые поставил его командиру начальник внешней разведки КГБ Владимир Крючков: помощь в создании органов безопасности ДРА на местах, проведение агентурно-оперативной работы, специальных мероприятий против бандформирований и наиболее агрессивных недругов афганского режима и СССР. В последующем к этим задачам добавлялись новые, но они в принципе носили вспомогательный характер. Так, например, решением Москвы "Каскаду" был передан в оперативное подчинение отряд спецназначения МВД "Кобальт" (600 сотрудников), работа которого имела свою специфику.
Крючков не только ставил задачи "Каскаду", но и делал все возможное для того, чтобы облегчить их решение, если это зависело от Центра. Постоянное внимание к отряду, забота о его нуждах, поддержка начинаний, моральное и материальное стимулирование, награды отличившимся, контрольные приезды в команды "Каскада" - все это и многое другое было в числе повседневных дел начальника внешней разведки. На его имя направлялась развединформация отряда, отчеты о боевых действиях, оценки и прогнозы обстановки. Так же опекали "Каскад" и заместители Крючкова генералы Вадим Кирпиченко и Юрий Дроздов.
Отряд имел двойное подчинение: Центру (т.е. Москве), а на месте, в самом Афганистане, - представительству КГБ. Возглавлявшие его генералы Владимир Спольников, а затем Борис Воскобойников понимали нужды "каскадеров", ценили их за результативность действий и точность добытых сведений, принимали самое активное участие в повседневной жизни спецподразделения.
С первых шагов любую посильную помощь "Каскаду" оказывали Генштаб и командование 40-й армии. Командиры армейских частей и соединений видели в "каскадерах" своих братьев по оружию, а те отвечали им взаимной признательностью и благодарностью. "Каскад" числился отдельной воинской частью, и по приказу командарма весь личный состав отряда был поставлен на довольствие в 40-й армии. А это облегчало многое: переброску по воздуху военной, транспортной и специальной техники и вооружения отряда, экипировку, снабжение продуктами и ГСМ, медобслуживание и т.д. и т.п.
Со временем, когда "Каскад" регулярно поставлял армейцам точные и проверенные сведения о бандформированиях, после неоднократных совместных действий нормой жизни стал принцип "Каждый делает свое дело, а сообща делается наше дело".
Ежедневно данные о дислокации бандформирований передавались в штаб 40-й армии "на реализацию" - для нанесения авиа- и артударов. И здесь "Каскадеры" придерживались еще одного принципа: мирное население страдать не должно. Конечно, добиться этого в условиях современных военных действий вряд ли возможно. Но стремиться свести жертвы до минимума было делом чести и совести спецназовцев. И часто, по требованию уполномоченных "Каскада", отменялись бомбоштурмовые удары из-за близости проживания населения к местам расположения банд, выбирались более оптимальные варианты или принимались соответствующие оперативные меры к вытеснению противника на удобные для нас позиции.

Противник

Что он представлял из себя? Его называли по-разному, в зависимости от меняющейся конъюнктуры, политических веяний и тактических замыслов: вооруженная контрреволюция, бандформирования, вооруженная оппозиция.
Мощная, хорошо оснащенная и вооруженная 40-я армия, численность которой в различное время колебалась от 100 до 120 тыс. солдат и офицеров, искусством ведения войны в горно-пустынной местности, к сожалению, поначалу не владела и осваивала его в процессе борьбы. Всего же советские и афганские вооруженные силы (с учетом войсковых подразделений всех силовых структур) не превышали 300 тыс. Им противостояли мятежные силы. По различным оценкам, они насчитывали от 150 до 200 тыс. человек. Активная их часть составляла около 70 тыс. боевиков, объединенных приблизительно в 1500 бандгрупп.
Следует отметить значительную помощь душманам в подготовке кадров. Если СССР готовил на своей территории и различных училищах и школах до 50 тыс. афганских специалистов ежегодно, то у противника эта цифра была в 3-4 раза выше. Душманы проходили обучение в 124 лагерях (центрах подготовки) в Пакистане и в 18 - на территории Ирана. В Пакистане с ними занимались 10 бывших генералов, 40 полковников и 100 офицеров рангом пониже.
Чтобы получить представление о тактических приемах и способах ведения боевых действий душманами, приведем небольшую выдержку из учебного пособия "150 вопросов и ответов для партизанских отрядов" (или отрядов моджахедов в более точном переводе, хотя, по сути, эти понятия идентичны):
"Основными целями вооруженных акций моджахедов являются нападения на экономические объекты, административные центры, госучереждения, гарнизоны, посты армии и царандоя (МВД Афганистана) и т.д. При проведении масштабных операций партизанские группы и отряды объединяются в более крупные формирования.
При ведении боевых действий следует:

использовать просчеты противника (отсутствие боковых дозоров при движении, неумелый выбор позиций в горах и т.д.), создавать видимость окружения, вызывать панику;
обстреливать вертолеты из окопов в виде вертикальных шахт, пещер, карнизов горных скал, бить по последнему идущему в звене вертолету, устраивать на господствующих высотах позиции для ДШК и ЗГУ, пристреливать заранее открытые участки местности, важные в тактическом отношении; практиковать обстрел самолетов и вертолетов при взлете и посадке, а при их снижении атаковать с расстояния 300-500 м;
брать под контроль автомагистрали и другие коммуникации с целью вызвать перебои в снабжении оружием, продовольствием, ГСМ и др., затруднить доставку предметов первой необходимости и отвлечь войска на охрану транспортных магистралей; наиболее уязвимыми местами на них являются мосты и туннели - их надлежит выводить из строя на длительное время".
Все это напрямую входит в специфическое понятие "тактика вооруженных формирований противника партизанского типа" Здесь, конечно, много значат определяющие факторы этой тактики: географические и климатические особенности, характер вооружения, уклад жизни, место религии в обществе, степень политической изолированности народных масс. Однако, как свидетельствует указанная выдержка из пособия, у афганских бандформирований были и своя специфика, свои тактические особенности, очень напоминающие другой регион - уже российский.

Тактика

Основная трудность при подавлении банддвижения заключалась в поиске, обнаружении и уничтожении с помощью военных, а иногда и самостоятельно, ловко маскирующегося противника. Его тактике противостояла тактика "Каскада" с четко обозначенными составляющими: разведывательные операции, оперативно-боевые мероприятия, специальные акции. Их суть раскрыта во многих работах о войне в Афганистане как в закрытых, так и в открытых изданиях. Хотелось бы привести лишь один пример, раскрывающий всю сложность деятельности "Каскада": речь об источниках информации, которые не только надо было найти, но и организовать работу таким образом, чтобы получать достоверные сведения. Между тем проверить честность и искреннюю готовность людей выполнять задания "Каскада" было отнюдь не просто. Вот почему нередко в их отношении практиковался такой жестокий, но необходимый "метод соучастия" коли ты - наш, на тебе кровь врага. А если последний исповедует принцип кровной мести, то, оказав однажды помощь в уничтожении его бойцов, ты прочно становишься в ряды воинов противостоящей стороны.
И того, кто приносил данные, позволяющие нанести по банде удар, брали на борт вертолета, и он своими глазами видел результаты БШУ. Человек, сообщивший о маршруте движения каравана с оружием, становился участником засады на караванной тропе. Обратной дороги после таких проверок у источников информации, как правило, не было.

Четыре "Каскада" плюс "Омега"

Всего в Афганистане с июля 1980 г. по апрель 1984 г. действовало пять спецподразделений "Каскад": "Каскад-1" (6 месяцев), "Каскад-2" (6 месяцев), "Каскад-3" (9 месяцев), "Каскад-4" (1 год), "Омега" (1 год). Командиром первых трех "Каскадов" был Лазаренко, "Каскад-4" возглавил Евгений Савинцев, "Омегой" руководил Валентин Кикоть. Все трое - бывшие сотрудники спецотдела внешней разведки КГБ.
В 1981 г., воплощая в жизнь идею генерала Дроздова, формируется профессиональное кадровое оперативно-боевое подразделение Группа специального назначения "Вымпел". Его задачи были достаточно масштабными, и ныне они хорошо известны. Однако шла война в Афганистане, и "Вымпел", ядро которого составили "каскадеры", также действовал здесь. Уже в апреле 1982 г. "Вымпел" направил в Афганистан свое кадровое спецподразделение "Каскад-4" в составе 128 человек. Как уже было сказано, его командиром был назначен Савинцев, заместитель начальника "Вымпела", один из тех, кто стоял у истоков его создания, потребовавшего огромной организационной работы. Он являлся участником борьбы с бандформированиями украинских националистов после окончания Великой Отечественной войны, служил под руководством знаменитого генерала Павла Судоплатова, имел большой опыт разведки за рубежом, являлся профессионалом самого высокого класса.
Первые три "Каскада" помогли руководству Афганистана сформировать национальные органы безопасности (ХАД), главным образом одну из их структур - знаменитое 5-е управление, занимавшееся непосредственно антитеррором. Поэтому главной задачей "Каскада-4" было "оказание помощи руководству афганских партнеров и ХАДу в выявлении и пресечении подрывной деятельности контрреволюционного подполья, бандформирований и террористических групп в становлении и укреплении национальных органов безопасности".
Все это означало проведение в полном объеме разведдеятельности, оперативно-боевых и специальных операций, получение сведений для авиаударов, ликвидации бандгрупп и т.д. О мужестве, о храбрости и благородстве "каскадеров" этого отряда говорит следующий пример.
7 июня 1982 г. крупный отряд душманов попытался овладеть крупным административным центром Кандагар. Советские и афганские войсковые подразделения находились далеко от него, и ближайшей к месту событий боевой единицей оказалась команда "Каскада-4". "Каскадеры" действовали стремительно, решительно и грамотно. Используя бронетехнику и спецназовское умение вести бой в условиях города, они сумели вытеснить на окраины значительно превосходящего по численности противника и продолжали теснить его до подхода подкреплений. Как потом отмечало афганское руководство, "был предотвращен захват административных зданий, ликвидация партактива, и органов народной власти". Результаты боя: потери противника - 45 убитых и 26 раненых, наши потери - 1 погибший и 12 раненых.
Успешно справившись с заданием, "Каскад-4" в апреле 1983 г. возвратился на Родину, а эстафету, у него приняла "Омега" При подготовке ее бойцов был учтен положительный и отрицательный опыт оперативно-боевых действий в Афганистане. Команды "Омеги" возглавили опытные офицеры, уже побывавшие ранее в "Зените" или "Каскаде". В отличие от предыдущих отрядов "Омеге" предписывалось сделать акцент на советническо-инструкторскую деятельность в подразделениях ХАДа, ведущих борьбу с банддвижением, на ведении агентурно-оперативной работы в интересах Центра и на проведении оперативно-боевых и специальных мероприятий.
На счету "каскадеров" из "Омеги" - 12 крупномасштабных войсковых и более 300 локальных оперативно-войсковых операций; разведданные для нанесения 1500 авиаударов по местам дислокации бандформирований; ряд спецмероприятий по ликвидации наиболее непримиримых бандглаварей. Офицеры со знанием местных языков занимались разложением банддвижения в Афганистане. "Омега" оказала существенную помощь в становлении оперативного полка 5-го управления ХАДа, наладив обучение его личного состава. "Омега" возвратилась на Родину в апреле 1984 г.
"Каскад-4" и "Омега" были подотчетны заместителю начальника внешней разведки генералу Дроздову, начальнику спецотдела генералу Николаю Ефимову (а впоследствии - генералу Владимиру Толстикову), а также командиру "Вымпела" капитану 1 ранга Козлову.
Герой Советского Союза (за Афганистан!) Эвальд Козлов со знанием дела осуществлял руководство подразделениями "Вымпела", воевавшими в Афганистане. Человек высочайшего личного мужества, вдумчивый командир, великолепный профессионал спецназа, он с большим вниманием относился к "каскадерам", неоднократно лично выезжал в команды спецподразделений, оказывая неоценимую помощь деловыми советами сотрудникам и командирам всех звеньев. Это при его поддержке уже после завершения "каскадной" кампании еще 94 сотрудника "Вымпела" вплоть до 1987 г. помогали ХАДу в Афганистане (из них 23 советника), а 61 "вымпеловец" прошел там боевую "обкатку" в качестве стажеров.
Мы умышленно не называли имен "каскадеров", награжденных высокими государственными наградами. Это заняло бы достаточно много места, хотя идея издания книги с полным списком сотрудников этих уникальных подразделений уже прорабатывается. Видимо, для ее воплощения в жизнь еще не пришло время. В заключение же считаю нужным отметить следующие действия "Каскада":

участие в крупномасштабных войсковых и локальных операциях (рейды подготовленных разведгрупп, добыча сведений до и по ходу операций, организация лжебанд в районах вероятных действий противника и т.д.);
организация засад на путях возможного отхода банд, минирование дорог и троп на путях их движения, пресечение каналов снабжения на караванных тропах;
организация и проведение акций по обезвреживанию наиболее опасных и злобных главарей и их ближайших помощников;
сбор сведений для нанесения авиаударов по противнику и проверка их результативности;
инспирирование боестолкновений между бандами различной религиозной окраски;
освобождение военнопленных и заложников (советских и афганских).
Таким было детище советской внешней разведки - спецподразделение "Каскад". Такими были его сотрудники - настоящие рыцари спецназа. Такими были действия "каскадеров", в которых сочетались оперативно-боевое мастерство, разведывательно-диверсионное искусство и высокий морально-патриотический дух.

”Независимое военное обозрение” (Москва). №35, 22.09.2000 года

14

ЗЕНИТ
ПЕРВЫЙ отряд специального назначения "Зенит", созданный из выпускников Курсов усовершенствования офицерского состава (КУОС), в количестве 38 офицеров прибыл в Кабул 5 июля 1979 г. Возглавил его полковник Григорий Бояринов.

Само командирование за рубеж с заданием специфического характера целого спецподразделения КГБ CCCР, имевшего к тому же собственное вооружение и спецсредства, вплоть до автономной радиосвязи, было, наверное, первым подобным опытом за многие годы.

РАЗВЕДДЕСАНТ

Официальной целью направления отряда в Афганистан являлось обучение личной гвардии президента Тараки и сотрудников спецслужб страны. Другими важными задачами, поставленными перед отрядом руководством КГБ СССР, были: организация обороны территории посольства СССР и его круглосуточной охраны; проведение рекогносцировки военного характера на местности в городе и его окрестностях и, самое главное, проведение на постоянной основе военно-политической разведки стратегического характера, сбор и анализ актуальной, объективной информации о внутриполитическом положении в стране и верхних эшелонах власти, деятельности вооруженной оппозиции.

В то время как небольшая часть спецназовцев занималась подготовкой личной охраны президента и сотрудников спецслужб, в целях организации обороны посольства на крышах зданий, расположенных по периметру его территории, силами отряда были оборудованы из мешков с песком огневые точки. В каждой из них в наряде постоянно находилось двое бойцов, вооруженных по нормам военного времени. Спецназом было организовано круглосуточное патрулирование по периметру посольства, создана резервная группа быстрого реагирования, находившаяся в постоянной боевой готовности.

Отрядом были заложены основы ведения полноценной агентурной, разведывательной и контрразведывательной работы на объектах и в афганских кругах общественности, представляющих интерес для советской разведки. С прибытием из Центра подкрепления и, главное, целой группы офицеров-переводчиков, в совершенстве владевших фарси, был налажен систематический сбор объективной информации по положению в столице, а также в различных районах страны, куда для организации разведки под предлогом оказания советнической помощи были направлены несколько бойцов отряда "Зенит".

После прибытия в Кабул в конце августа отряда пограничников командование "Зенита" по распоряжению из Центра передало им охрану территории посольства. 5 сентября Бояринов, сдав своему заместителю командование отрядом или, вернее, 16 бойцами, оставшимися в Кабуле, сам с большей частью бойцов первого отряда специального назначения "Зенит" вылетел на Родину.

На следующий день после прибытия Бояринов с утра уже был на докладе у руководства КГБ СССР и, в частности, внешней разведки.

После отчета о проделанной работе в Афганистане Бояринов сразу же приступил к исполнению своих обязанностей - заведующего спецкафедрой ВКШ КГБ СССР и начальника КУОС.

15

операция "ШТОРМ-333"

В конце декабря Бояринова срочно вызывают к руководству КГБ СССР. Его принимают лично председатель КГБ Юрий Андропов и начальник внешней разведки Владимир Крючков. Уже на следующий день по приказу руководства КГБ он вновь вылетает в Кабул для осуществления координации действий советских спецгрупп в Афганистане.

Полковник Бояринов сразу же включился в работу по подготовке и реализации уже разработанной представителями КГБ и ГРУ специальной чекистско-войсковой операции "Шторм-333". Он посещает посольство СССР, где встречается с руководством представительства и резидентуры КГБ. После этого его видели в различных местах расположения второго отряда "Зенит" и других спецгрупп, он посетил авиабазу в Баграме. На одном из самых последних совещаний руководства ГРУ ГШ СА и КГБ СССР перед полковником Бояриновым с учетом его личного боевого опыта была поставлена задача возглавить общее руководство действиями групп спецподразделений КГБ, идущих на штурм дворца Тадж-Бек - резиденции Амина.

Датой проведения операции "Шторм-333" было выбрано 27 декабря 1979 г. Штурм дворца Тадж-Бек, основного объекта всей операции, решено было начать первым в 19.30. Сигналом к началу штурма должен был служить в 19.15 мощный взрыв в одном из колодцев телекоммуникационной сети Кабула.

Получив приказ, полковник Бояринов успел провести рекогносцировку дворца на местности. Поднявшись на одну из близлежащих высот и оценив обстановку, он, по свидетельству очевидцев, сказал только: "Крепкий орешек". И надолго задумался. Да и было, о чем задуматься - дворец Тадж-Бек представлял из себя практически неприступную крепость.

По плану операции "Шторм-333" непосредственно в штурме резиденции Амина должны были участвовать чуть более 60 бойцов спецназа. Они были подразделены на две группы: "Зенит" и "Гром". Группу "Зенит" возглавлял тогда майор КГБ Яков Семенов, один из преподавателей КУОС. Группу "Гром" - майор КГБ Михаил Романов, заместитель начальника группы "А" 7-го Управления КГБ СССР. Общее руководство действиями этих двух групп спецназа и было возложено на полковника Бояринова

Все участники штурма прошли специальную боевую подготовку, владели всеми видами оружия и рукопашного боя, метко стреляли, были готовы действовать в условиях боевой обстановки как в одиночку, так и в составе подразделений. И самое главное - они прошли специальный тщательный отбор и были готовы выполнить приказ Родины, направленный на ее защиту. Личный состав этих групп представлял собой уникальное подразделение, вернее сказать братское содружество людей, идущих практически на верную смерть и верящих в победу.

Вся система охраны Тадж-Бека была тщательно продумана и организована. Внутри дворца несла службу личная охрана Амина. Это самая элитная часть службы безопасности. Кроме того, она имела примерно четырехкратное превосходство перед атакующими дворец спецназовцами. Вторую линию обороны составляли семь постов, на которых находилось по четыре часовых, вооруженных пулеметами, гранатометами и автоматами. Внешнее кольцо обороны образовывали пункты дислокации бригады охраны, состоящей из трех мотопехотных и танкового батальонов. Они располагались вокруг Тадж-Бека на небольшом удалении. На одной из господствующих высот были закопаны два танка Т-54, которые простреливали прямой наводкой из пушек и пулеметов прилегающую ко дворцу местность. Всего в бригаде охраны насчитывалось около 2,5 тыс. человек. Кроме того, в окрестностях и самом Кабуле находились другие части афганской армии, которые было легко поднять по тревоге.

16

ШТУРМ ТАДЖ-БЕКА

27 декабря 1979 г. выпал на пятницу, нерабочий день в Афганистане. Во дворце Тадж-Бек Амином был устроен торжественный прием по случаю возвращения из Москвы секретаря ЦК НДПА Панджшери. На приеме присутствовали члены Политбюро и ЦК НДПА, правительства Афганистана, а также советские дипломаты и советники. Вдруг, в самой середине приема Амин и ряд лиц из его ближайшего окружения почувствовали признаки острого пищевого отравления. Прием был сорван. Так вступила в действие первая фаза операции "Шторм-333", когда один из внедренных в охрану советских офицеров-нелегалов осуществил акцию по временному выводу из строя Амина и его соратников с целью ослабления контроля над столицей и страной.

Переодетые в афганскую форму с белыми опознавательными повязками на рукавах все 60 с небольшим бойцов спецназа КГБ СССР, идущие на штурм дворца Тадж-Бек, заранее разместились в 4 БТРах (группа "Зенит") и 6 БМП (группа "Гром"). Первыми, в 18.45, двинулись по узкой горной дороге, ведущей к площадке перед дворцом Тадж-Бек, БТРы с зенитовцами, а за ними - БМП с бойцами "Грома". Дорога была так узка, что машины могли двигаться по ней только друг за другом. Все придорожные склоны и подходы заминированы афганцами.

Из-за отсутствия у нападавших численного преимущества весь расчет строился на внезапность. Но и он оказался сорванным, т.к. командованием гвардейцев, обеспокоенным признаками отравления Амина и его соратников, были предприняты меры по усилению охраны дворца и прилегающей к нему территории, в частности выставлены дополнительные дозоры и посты вокруг ярко освещенного прожекторами здания и на подходах к нему.

Дорога, по которой двигались боевые машины с десантом на борту, круто серпантином взбиралась в гору. Едва первый БТР миновал поворот, за которым открывалось здание дворца Тадж-Бек, по нему сразу ударил крупнокалиберный пулемет.

С этого момента еще на дальних подступах ко дворцу по колонне бронемашин противник повел прицельный шквальный огонь из всех видов оружия. В результате один из БТРов, второй в колонне, был подбит, перегородив собой дорогу и мешая движению остальных бронемашин.

Немедленно последовал приказ на десантирование. Но атакующие, только успев открыть люки бронемашин, сразу попали под сильнейший пулеметный, автоматный и гранатный огонь противника. Казалось, что сама ночь обрушила на спецназовцев град пуль и осколков. Уже в первые минуты боя среди них появились первые убитые и раненые.

В 19.25 согласно плану операции на дворец обрушился в прямом смысле шквал орудийного и стрелкового огня, который повели наши "Шилки" и "мусульманский батальон" советских войск, заранее переброшенный в Кабул и находившийся в оцеплении дворца для осуществления прикрытия штурмовавшего спецназа. Однако это не смогло нанести противнику ощутимых потерь в живой силе и технике, если не считать морального воздействия. Снаряды "Шилок" просто отскакивали от твердокаменных стен дворца, не пробивая их и осыпая пространство перед ним осколками стали и камней.

Вдруг вновь взревели двигатели наших БТРов и БМП. Оказалось, что БТР, подбитый гвардейцами и мешавший движению, в конце концов удалось спихнуть с дороги на обочину. Большинство бойцов спецназа вновь вскочили в машины и без потерь продвинулись ближе ко дворцу.

Вот как вспоминал об этом бое Виктор Карпухин, боец группы "Гром": "Мы попали под жесточайший обстрел гвардейцев, заняли позиции и на огонь ответили огнем. Так началось кровавое столкновение профессионалов. Должен признаться, у нас не было должной психологической устойчивости. Да и откуда она? Наверное, воевать можно научиться только на войне, как бы это жестоко ни звучало. А мы привыкли видеть войну в кино. "По-киношному" она и воспринималась. Но все пришлось увидеть наяву. Вот падает твой товарищ, взрывом ему отрывает руку, ногу, вот ранен сам, а надо действовать, расслабиться нельзя ни на секунду. Убьют.

В первые минуты боевого соприкосновения было очень тяжело. Охрана резиденции - сильная, высоко обученная, отлично вооруженная. И главное, почти в четыре раза превышающая нас в живой силе. По всем воинским наукам силы обороняющихся во столько раз могут быть меньше, но никак не наступающих. Иначе атака обречена. Выходит, опрокинули мы теорию. Помогли нам мощный напор и, как ни странно, безысходность. Нас выручить уже никто не мог, тыла никакого…"

Именно из этих слов становится ясно, почему полковник Бояринов, приняв на себя общее командование спецподразделениями, идущими на штурм дворца, не остался в штабе, а сам лично возглавил атакующих и шел с ними рядом в возрасте 57 лет как рядовой боец в одном строю. Он, участник Великой Отечественной войны, посвятивший 40 лет воинской службе, как никто другой понимал всю сложность поставленной командованием задачи и, главное, тяжесть последствий в случае ее невыполнения. Ведь именно от исхода штурма резиденции Амина зависела судьба всей операции "Шторм-333".

Бояринов дважды вставал под жесточайшим огнем противника в полный рост, пытаясь поднять бойцов в атаку. Но шквальный, непрекращающийся огонь гвардейцев вновь и вновь заставлял залечь поднимавшихся за своим командиром спецназовцев.

Поняв, что под таким огнем лобовыми атаками ничего не добиться, Бояринов принял свое собственное решение. Он инстинктивно, как солдат, видевший на своем веку все, понимал, что бездействие под столь интенсивным обстрелом смерти подобно. Бояринов подполз к двум находившимся рядом спецназовцам и приказал следовать за ним.

Им втроем, под сильнейшим огнем противника, при свете прожекторов удалось добраться до главного входа и забросать его и вестибюль первого этажа гранатами. Под их взрывы они и ворвались первыми в здание дворца, поливая огнем из автоматов все пространство вокруг себя.

17

БОЙ ВО ДВОРЦЕ

Когда дым рассеялся, их взорам представилась следующая картина: из вестибюля на второй этаж вела довольно крутая лестница. Из-за плотно закрытых дверей второго этажа раздавались выкрики на фарси и звуки стрельбы. По обе стороны вестибюля - проходы в коридоры, где также шел бой, гремели разрывы гранат и снарядов, раздавались пулеметные и автоматные очереди. Во всем здании продолжал гореть мигавший от разрывов гранат и снарядов свет.

Брать втроем второй этаж было чистым безумием. Сейчас перед ними стояла задача постараться очистить от противника первый этаж, помочь своим товарищам ворваться в здание и, самое главное, уничтожить узел связи, находившийся на первом этаже. Его уничтожение, даже в случае невозможности полностью захватить дворец, лишало Амина и его окружение всех видов связи, вело к временному коллапсу в управлении страной и афганской армией.

В направлении помещения узла связи и двинулись по одному из коридоров все трое. Они пробирались от комнаты к комнате, забрасывая помещения гранатами, реагируя короткими очередями на малейшее движение. Бояринов бил из любимого им пистолета-автомата "Стечкин" только наверняка, по точно выявленным целям, вместе с бойцами врываясь под взрывы гранат в помещения комнат. У всех троих осколками собственных гранат были посечены лица и кисти рук, кровь заливала глаза, но они продвигались по коридору все дальше и дальше. Когда от беспрестанной стрельбы перегревались стволы автоматов, они застывали на какое-то мгновение в каком-нибудь укрытии, вслушиваясь в грохот боя, который, казалось, шел всюду. И снова марш-бросок в главном направлении - к помещению узла связи. Казалось, прошли часы, а на самом деле всего несколько минут, когда они добрались до заветной цели, забросали помещение узла связи гранатами, а затем разбили телефонные аппараты и повыдергивали шнуры.

Выполнив задачу, они вернулись обратно к главному входу, к лестнице, ведущей на второй этаж.

В это время там собралось уже около 15 спецназовцев из групп "Зенит" и "Гром". Все они по-разному проникли в здание дворца - кто через окна, кто через подъезд. Но теперь это была сила, и каждый из них горел одним желанием - победить!

Последняя команда полковника Бояринова, которую слышали бойцы, перед тем как ворваться на второй этаж, была: "Гранаты под дверь!" Первая из гранат не взорвалась. Бросили вторую - раздался одновременный взрыв двух гранат, от которого вылетели тяжелые двери, и все бросились по лестнице вверх, стреляя на ходу.

Разгорелся жестокий бой вначале за второй этаж, а затем и за третий. Гвардейцы дрались отчаянно, даже сам Амин, находясь в полуобморочном состоянии, взял в руки автомат, но напор спецназовцев был настолько силен и мощен, что противнику ничего не оставалось, как погибнуть или сдаться в плен. Был убит сам Амин, практически полностью уничтожена его личная охрана, взяты пленные.

Штурм дворца продолжался с момента его начала каких-то 45 минут, но для его участников это была целая вечность, так тяжел и труден был этот бой, эта игра в прятки со смертью!

СМЕРТЕЛЬНАЯ ПУЛЯ

Когда все закончилось и наступила относительная тишина, бойцы вспомнили о своем командире, которого почему-то не было среди них, одержавших долгожданную победу. Казалось, Бояринов только что был рядом, разгоряченный боем, и вдруг исчез. Бросились искать по всему зданию, но Григория Ивановича нигде не было.

Полковника Бояринова нашли снаружи, недалеко от главного входа, он лежал навзничь на площадке перед дворцом рядом с одной из колон. Как выяснилось позднее, при вскрытии, не считая порезов и ссадин от осколков гранат и гранитной крошки, которыми были покрыты его лицо и кисти рук, только одна пуля попала-таки в Бояринова. Эта смертельная автоматная пуля ударила в верхнюю кромку бронежилета и срикошетила не вовне, а вовнутрь, под жилет, в самое тело, и как бурав разворотила его, задев самое главное - сердце.

Что же толкнуло Бояринова на выход из дворца, когда шел бой и бойцы "мусульманского батальона", находившиеся в оцеплении, имели приказ стрелять на поражение в каждого, кто выскочит из здания. Полковник Бояринов сам лично инструктировал спецназовцев: "Ворвавшись в здание, ни в коем случае не покидайте его до окончания боя!" И все же он вышел!

В это время шло жесточайшее сражение за второй и третий этажи, где враг дрался до последнего. Бояринов внутренне чувствовал сам ритм боя и понимал - нужно подкрепление, хоть самое небольшое, чтобы окончательно переломить ход сражения в нашу пользу.

Как рассказывал позднее один из участников этого боя, командир подразделения "мусульманского батальона", он и находившееся рядом с ним в оцеплении бойцы в какой-то момент заметили в темноте фигуру человека под колоннами дворца, размахивавшего руками и выкриками призывавшего поддержать атакующих. Потом он упал. А они поднялись и ворвались во дворец. И может быть, эти 15-20 бойцов "мусульманского батальона" и явились той каплей, что склонила чашу весов победы в пользу атакующих?

Практически все спецназовцы - участники штурма дворца были ранены, 17 из них тяжело. Всего при штурме погибли 5 спецназовцев: Борис Суворов и Александр Якушев (группа "Зенит"), Геннадий Зудин и Дмитрий Волков (группа "Гром") и их командир в этом последнем для них бою - полковник Бояринов.

В самом Кабуле благодаря смелым и решительным действиям спецназовцев из других групп отряда "Зенит" при поддержке подразделений ВДВ и пограничников были взяты все остальные объекты, намеченные к захвату планом операции "Шторм-333". Наши потери при этом составили: ранеными - 4 человека, убитыми - 1. При взятии здания МВД погиб боец отряда "Зенит" Анатолий Муранов.

Все участники операции были представлены и получили заслуженные ими в бою высокие правительственные боевые награды. Трое офицеров из состава спецназа КГБ СССР: полковник Григорий Бояринов (посмертно), капитан второго ранга Эвальд Козлов и майор Виктор Карпухин за проявленные ими мужество и героизм были удостоены высокого звания Героев Советского Союза.

18

14

19

15

20

16


Вы здесь » ОСН "За Родину" » Реконструкция и Моделирование » Собирательный образ отечественного спецназа