С приказом от 29 июля 1974 года о создании группы "А" в 7-м управлении Комитета государственной безопасности СССР, ведавшем вопросами наружного наблюдения за объектами оперативной разработки, не ознакомили даже начальников некоторых ведущих управлений КГБ. Общественность услышала о ней в начале "горячих" 90-х. Журналисты окрестили это подразделение "Альфой" - название нашего спецназа должно было звучать не менее эффектно, чем, скажем, американская "Дельта" или австрийская "Кобра".

3 марта 1990 года председатель КГБ СССР В. Крючков подписал приказ с двумя нулями (N 0031), в соответствии с которым в структуру группы "А" управления КГБ СССР была дополнительно введена группа N 11 с дислокацией в Минске. В сухих строках документа определялось и предназначение специального оперативно-боевого подразделения: локализация и пресечение террористических и экстремистских акций, особо опасных преступных проявлений. Зона деятельности - Беларусь и прибалтийские республики.

Так зарождалась белорусская "Альфа". С октября 1991 года по январь 1992-го она находилась в распоряжении главного управления охраны при аппарате президента СССР. Затем вошла в структуру центрального аппарата КГБ Республики Беларусь. Бойцы группы "А" выполняли специальные оперативные задания, а с 1992 по 1994 год привлекалась для обеспечения физической защиты и безопасности руководства Беларуси и членов зарубежных делегаций. В числе главных задач - борьба с организованной преступностью, а также незаконный вывоз драгоценных металлов, материальных и исторических ценностей за пределы страны.

Корреспондент "СОЮЗа" беседует с заместителем начальника группы "А" КГБ Беларуси полковником Николаем Ивинским.

- Николай Алексеевич, союзная "Альфа" в начале девяностых создавалась непросто: поначалу не было ни специального вооружения, ни средств связи. Слышал, будто даже экипировку собирали с миру по нитке: летные комбинезоны, десантные тельняшки, цигейковые куртки, штаны полярников... Белорусской группе "А" в этом смысле было легче стать на ноги?

- Безусловно, нам было легче. У истоков создания нашего спецподразделения стояли люди, имевшие боевой опыт Афганистана, других "горячих точек". Обеспечение - централизованное, из Москвы. Кстати, многим из того, что тогда получили, пользуемся и по сей день. Сами создавали учебно-материальную базу. Подбирали кадры.

- Кому отдавали предпочтение?

- Сотрудникам КГБ, офицерам, прошедшим Афганистан, подготовку в других спецподразделениях, ВДВ, а также профессиональным спортсменам. Сегодня, правда, акцент на спортсменах-разрядниках уже не делаем. Прежде всего ценим в кандидатах специальную профессиональную подготовку, интеллектуальные способности, надежность человека. Высшее образование обязательно, так же как и военная служба за плечами. Да и состояние здоровья, готовность выдерживать высокие психологические, физические нагрузки играют немаловажную роль. При наличии всех этих качеств благодаря специальным методикам не составит большого труда в сжатые сроки обучить человека специальной стрельбе и приемам рукопашного боя.

- И много желающих служить в "Альфе"?

- В группе очень малая текучесть кадров. Поэтому она ежегодно пополняется всего одним-двумя новыми бойцами. На место претендуют до двадцати кандидатов, прошедших все ступени отбора. Кого взять - решает группа.

- А женщин берете?

- Сегодня в группе служат женщины. Необходимости набирать больше пока нет. Но желающих хватает.

- Сколько времени необходимо, чтобы человек стал у вас профессионалом экстра-класса?

- Лет пять. Все это время он работает третьим, четвертым номером.

- То есть номер - отчасти показатель профессионализма?

- В экстремальной ситуации кто-то из бойцов находится ближе к объекту, кто-то дальше. Разумеется, впереди - более подготовленные. Но многое зависит еще от личностных качеств.

- У союзной "Альфы" богатая история: участие в штурме дворца Амина в Афганистане, освобождение заложников из захваченного вооруженными преступниками Ту-134 в Тбилиси, ликвидация вооруженной банды Серого в Ереване и много других операций. Чувствуете ли вы причастность к "Альфе" тех времен?

- Конечно. Ведь выполняли мы одни и те же задачи. А боевых эпизодов хватает и в нашей биографии. Может, не столь громких, но с преступностью мы боремся успешно. Если по телевизору показывают оперативную съемку задержания бандитов и на жилетах бойцов, участвующих в силовом захвате, написано КГБ, то знайте - это работает "Альфа".

- Часто приходится применять оружие?

- Наша задача - провести операцию таким образом, чтобы задерживаемый не успел оказать сопротивления. Просчитываем все до мелочей. А применение оружия, может, в чем-то и минус.

- Какими видами оружия должен в совершенстве владеть боец "Альфы"?

- Всеми имеющимися на вооружении группы. В основном оно отечественного производства. Кроме этого, сотрудники совершенствуются в индивидуальной специализации: городской альпинизм, подрывное дело... Есть боевые пловцы, переговорщики...

- Вы также участвуете в боевых операциях?

- Разумеется.

- Какое оружие предпочитаете?

- Все зависит от конкретной ситуации.

- В таком случае, каковы показатели в стрельбе, к примеру, из пистолета Макарова?

- Говорить о количестве выбиваемых очков здесь неуместно. У нас свои, специальные упражнения, выполняемые в очень сжатые промежутки времени. Они намного сложнее тех, что практикуются в армейских подразделениях.

- Бойцы "Альфы" должны быть оснащены по последнему слову. Удается держать уровень?

- По возможности стараемся совершенствоваться. Ведь даже у бронежилетов, пусть по ним и не стреляли, есть свои сроки носки. Конечно, угнаться за новыми образцами трудно. Хотя это отнюдь не значит, что все новое нужно безоговорочно принимать. Взять те же рюкзаки. Один может оказаться неудобным в носке, другой - невместителен, из третьего неудобно быстро извлечь нужную вещь. А в боевой ситуации все принципиально важно: где лежат пистолет, граната, как их быстро применить... И ничто не должно натирать, греметь. Кстати, вес полной экипировки бойца "Альфы" (бронежилет, шлем, оружие, боеприпасы) составляет более двадцати килограммов. И со всем этим наш офицер должен еще уметь быстро передвигаться, преодолевать различные препятствия, вести прицельный огонь, вступать в рукопашную схватку. Это только в фильмах боец группы захвата может легко и красиво влететь в помещение, разнеся вдребезги окно, и обезвредить преступника. В реальности за всем этим стоит напряженная повседневная работа: на тренировках и учениях шлифуются техника и тактика, подгоняются специальное снаряжение и обмундирование. В течение нескольких лет на нашей базе доводились "до ума" современные коллиматорные прицелы белорусского производства к стрелковому оружию. Они прекрасно себя зарекомендовали. Хорошая, надежная оптика. Представители российских спецподразделений приезжали в нашу страну, чтобы их приобрести.

- Поддерживаете контакты со своими российскими коллегами?

- Не только контактируем, но и внимательно изучаем их опыт. Особенно сотрудников подразделений, входящих в состав Центра специального назначения ФСБ, принимавших участие в контртеррористической операции на территории Чечни и в известной спецоперации на Дубровке. Проводим совместные учебно-методические сборы. Еще очень тесно и плодотворно сотрудничаем с антитеррористическим центром КГБ Беларуси.

- Очевидно, и опыт вашей группы востребован?

- Буквально в прошлом году на занятиях группы по тактико-специальной подготовке принимали участие инструкторы из польского спецподразделения "КАТ". Они высоко оценили профессионализм наших офицеров, их владение огнестрельным, холодным оружием, приемами рукопашного боя. Обмениваемся специалистами для обучения сотрудников. Периодически проходят советы руководителей органов безопасности стран СНГ. В рамках этих мероприятий организуются состязания спецподразделений. Практически всегда мы в лидерах. На открытом первенстве ФСБ России по стрельбе из снайперского оружия, проходившем в Москве, мы даже удостоились первого места при выполнении упражнения "голова до промаха".

- Что за упражнение такое?

- Достаточно сложное. На расстоянии 300 метров в секторе семи метров поднимается головная мишень размером от 8 до 20 сантиметров, поразить которую надо за пять секунд. Промах - выбывание из борьбы.

- Слышал, не так давно отличились ваши снайперы и на состязаниях, проходивших в Краснодаре?

- Да, это традиционный снайперский турнир, в котором участвуют только действующие сотрудники спецподразделений из России, Беларуси, Украины. В прошлом году на нем были представлены 32 команды. Наши ребята заняли третье общекомандное, а также ряд призовых мест в различных упражнениях. В последние годы наши стрелки считаются одними из сильнейших среди снайперов спецподразделений стран Содружества. В июне этого года в Сочи пройдет очередной совет руководителей органов безопасности стран СНГ. В рамках совещания состоятся крупномасштабные учения. Нашей группе предстоит продемонстрировать освобождение заложников в самолете.

- "Террористы" тоже ваши?

- Нет, сочинские. Никто подыгрывать не будет. Работаем серьезно.

- Николай Алексеевич, одно время упорно ходил слух, что белорусская "Альфа" получала боевой опыт в Чечне?

- Это выдумка. В соответствии с белорусским законодательством нельзя задействовать нашу группу на территории других стран.

- Сколько времени необходимо группе, чтобы собраться по тревоге в готовности к выполнению боевой задачи?

- Немного. "Альфа" всегда в боевой готовности.

- Гордитесь своей группой?

- Прежде всего я горжусь тем, что за 14 лет нашей работы мы не потеряли ни одного сотрудника. Это главное. Ведь ордена и медали, которыми награждены некоторые из наших офицеров за выполнение в мирное время боевых задач, не просто заслужить.

Автор - Александр Грачев, Минск

"Союз. Беларусь-Россия" №164 от 29 апреля 2004 г.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить